Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:06 

Литературная игра, ход неучтенный, промежуточный

Бернар Кусака
Взрослая самка человека # Рыцарь-хламовник # Lazy, fat & dandy
Пишет lestikona:
07.11.2010 в 08:29
Ооок... Задание номеру 7 ([L]Tea~time[/L]), ибо это мое счастливое число. Фраза: "Он обожает первые издания всего на свете, особенно женщин, - девочки составляют главный предмет его вожделений". Оскар Уайльд, Письма

Девочки.

"Он обожает первые издания всего на свете, особенно женщин, - девочки составляют главный предмет его вожделений.
Берегитесь его! Ради всего святого, выбросьте его, пока не поздно!"
Записка была написана крохотным, бисерным почерком, и Мари пришлось поднести ее совсем близко к свече, чтобы разобрать миниатюрные буковки. Как этот листок бумаги оказался в ее ботинке, Мари не знала. Впрочем, сама бумага показалась ей смутно знакомой. Толстая, слишком плотная, она казалась... приглядевшись, Мари заметила в углу кусочек напечатанной цифры - и сердце испуганно сжалось. Кто-то своей злой волей взял да и оторвал уголок от книжной страницы. А в их доме испортить книгу - дело немыслимое! И решиться на такое злое дело могли только их извечные враги, дети ночи. Гадкие, гадкие!
Решительно она поднесла клочок бумаги к свече - больше ни минуты она не хотела держать его в пальцах. Плотная бумага долго не хотела загораться, но затем, разом схватившись, вспыхнула, озарив всю комнату, в том числе большой шкаф со стеклянными дверцами.
Мари быстрым шагом подошла к нему и распахнула створки. Он сидел на верхней полке и смотрел на нее большими печальными глазами. Мари порывисто прижала его к себе.
- Я не верю... не верю ни единому их слову.
Шелест-шепоток прокрался к самому сердцу.
- Милая, милая мадемуазель Штальбаум. Верьте мне... просто верьте мне, и все будет хорошо.
- Гадкие... гадкие мыши порвали книгу.
- Скоро все кончится, просто верьте мне.

Девочки составляли главный предмет его вожделений.
Но кто сказал, что девочки были против?


Следующий игрок - Nnoitra (не был?)
Поднимаясь по шатким ступеням, Эбнер вновь ощутил в душе смутный страх перед этой зловещей комнатой - образ загадочной узницы и былой дедовский запрет все еще продолжали действовать на него.
Говард Лавкрафт, "Комната с заколоченными ставнями"

Комментарии
2011-01-06 в 01:03 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
Клёво.
Да, меня не было, задание я принимаю.

   

Конструктивная критика

главная